Владимир Павленко. Китай отреагировал на отставку Назарбаева

В Поднебесной трудно делить СМИ на «официоз» и «не официоз»: информационная сфера жестко контролируется государством, и абсолютно «независимых» от него оценок происходящего, как правило, не наблюдается. Тем интереснее и показательнее выглядит неоднозначность мнений об отставке казахстанского президента Нурсултана Назарбаева. Ибо она не взялась ниоткуда, и отсутствие четкой «генеральной линии» — тоже линия, только с допусками на определенный «люфт», который может потребоваться при определенном развитии ситуации в ключевой среднеазиатской республике с продолжительной общей границей с КНР.

Наибольшее внимание привлек материал «Синьцзинбао», характерно озаглавленный «Почему после 28 лет правления Назарбаев вдруг ушел?». В нем елбасы («лидер нации») показательно охарактеризован как «один из главных сторонников скорейшего распада СССР».

Почему? Детали не уточняются. Спекуляций на казахском национализме нет. Но, вспомнив динамику событий конца 1991 года, можно предположить, что речь, возможно, идет, с одной стороны, о дистанцировании Назарбаева от троицы Ельцина, Кравчука и Шушкевича; в Беловежскую пущу его звали, он долго по телефону выяснял обстоятельства, но в итоге не приехал, решив «подождать» в Москве. Поведение, мягко говоря, неоднозначное, учитывая, что Назарбаеву не могло не быть хорошо известно, что именно затевается. С другой стороны, именно многолетний казахстанский лидер, которому официальная историография приписывает авторство интеграционной инициативы Евразийского союза, на самом деле, во-первых, лишь оформил то, что было озвучено 30 декабря 1992 года, в 70-ю годовщину создания СССР, на пресс-конференции в МГУ Гавриилом Поповым, Лужковым и Собчаком, которые объявили о создании «движения ЕАС». А во-вторых, прежде, чем представить все это в «родных пенатах», Назарбаев в марте 1994 года «обкатал» идею ЕАС (впоследствии ЕАЭС) в лондонском «мозговом центре» Chatham House, и лишь через неделю привез ее в Россию, на площадку все того же МГУ. Получил «высочайшее» одобрение? Или как это еще понимать? Как согласие на такое «одобрение» на Западе от ельцинского окружения? Ну, вот на это китайцы, собственно, и намекают, и, как мы знаем, совсем небезосновательно. Обвинения в субъективизме такой интерпретации отметаются: Назарбаев сам поместил полные тексты тех своих выступлений в Лондоне и Москве в книжке о Евразийском союзе, которая была издана в России под его собственным авторством. И у автора этих строк имеется в личной библиотеке.

Здесь интересно даже не отношение китайского СМИ к экс-президенту Казахстана как к одному из разрушителей СССР, а сам факт предъявления Назарбаеву этого обвинения, причем, на фоне многого, что он сделал для внедрения китайского бизнеса на казахстанский рынок. За рынок — спасибо, но экономика — экономикой, а принципы — принципами. Особенно те, которые связаны с сохранением страны, что для КНР после распада Советского Союза стало главной мотивацией всей внутренней и внешней политики.

В статье в «Синьцзинбао» также отмечено успешное нивелирование экс-президентом Казахстана разделения общества по религиозному, этническому и другим социальным признакам. Задаваясь вопросом «почему он вдруг ушел», китайский автор отмечает… экономические неудачи (!), к которым относит сохранение зависимости от экспорта нефти и газа, которые после 2014 года приносят все меньше дохода, а также девальвацию тенге вслед за рублем и недостаточную экономическую диверсификацию. И подводится итог, что в истории Казахстана «открылась новая страница».

Присяга первого президента Казахстана. 1991
Присяга первого президента Казахстана. 1991

Автор другого издания — «Ванъи» — вспоминает, как Назарбаев на вопрос Джорджа Буша — старшего «Вы не боитесь, что Китай вас проглотит?», ответил ему в том смысле, что «Поэтому я и сижу здесь». И дал понять американскому президенту, что он изо всех сил пытался проводить «прагматичный» курс, обсуждая с Россией и Китаем только (!) экономическое сотрудничество, но никак не политическое, для которого искал совсем других «патронов». Чтобы подчеркнуть ироническое отношение к такой позиции, этот китайский автор переходит на откровенный стёб: «Порфирио Диас как-то сказал: «Бедная Мексика! Так далеко от Бога и так близко к США!» Так же можно сказать: Казахстан! Ты так далеко от Европы и США и так близко к России и Китаю».

Еще одно издание — «Гуанминван» — от обсуждения фигуры Назарбаева и его вклада в политические события дистанцируется и сосредотачивается на новом президенте Касым-Жомарте Токаеве. Особо отмечается, что он, наряду с английским, в совершенстве владеет русским и китайским языками, является крупным и опытным государственным деятелем и дипломатом, который отлично проявил себя как во время учебы в МГИМО, так и на службе в посольстве в Китае и в ООН. (Добавим, что К.-Ж. Токаев служил и в посольстве в Сингапуре, в значительной мере населенном представителями южнокитайской народности хакка). Отмечено, что Токаев досконально разбирается и во внутренней, и во внешней политике, и «на все вопросы всегда имел один взгляд» с Назарбаевым.

По совокупности оценок тех СМИ, что можно, разумеется, условно считать китайским «не официозом», получается следующее. Назарбаев правил «себе на уме», считаясь с близким соседством Казахстана с Москвой и Пекином, но при этом откровенно поглядывал в сторону Вашингтона (добавим, что еще и Лондона, причем в первую очередь). Высокая оценка произведенного транзита власти на казахстанском олимпе связана прежде всего с дипломатическим и политическим опытом нового президента Токаева, в заслугу которому ставится близость к России и Китаю и отсутствие связей с Западом. Выражается надежда на смену курса, то есть на полный отворот от Запада. Еще следует сказать о том, что отставка Назарбаева китайскими СМИ не связывается с недавним «разгоном» прежнего правительства республики. А ведь оно фактически получило обвинение в саботаже поручений президента. Забегая вперед, отметим, что не просматривается правительственной темы и в СМИ, которые являются настоящими «официозом», например в информационных материалах агентства Синьхуа. Для Китая все это вторично, для него важно то, что представляет собой будущая «генеральная линия» первого лица. Возможно, по умолчанию понимается, что новое правительство формировалось именно под него, и проблем с ним не будет. И следовательно, речь идет о «правильной» передаче власти целиком, в руки не прозападных сил, что для Пекина, надо полагать, самое главное. Пророссийскость здесь — плюс, а не минус, и это очень много говорит о надеждах Пекина на Москву в контексте среднеазиатской стабильности. Холодный душ для спекулянтов, утверждающих, что Китай-де «поглощает Среднюю Азию», «замахиваясь» на территорию бывшего СССР.

Еще из сообщений китайских СМИ следует — и для России, для всех нас это главное — крайне негативное отношение Поднебесной ко всем, кто подозревается в соучастии в разрушении СССР. Это означает, что «встречные» интеграционные тенденции на постсоветском пространстве, если они приобретут социалистическую направленность, в Китае будут поняты, приняты и поддержаны. И это для нас крайне важно.

Теперь об «официозе». В нем нет вообще никаких оценок: только детально выверенная «телеграфная» констатация фактов, что тоже говорит не в пользу тех (а такие были), кто рассчитывал, что кадровый вопрос в Астане при нынешнем уже Нурсултане) поссорит между собой Москву и Пекин. Не поссорит! И новый президент получит (уже получил!) мощную солидарную поддержку двух ключевых евразийских столиц.

Касым-Жомарт Токаев. 2012

 
United States Mission Geneva
Касым-Жомарт Токаев. 2012

«Как основатель независимого казахстанского государства вижу свою будущую задачу в обеспечении прихода к власти нового поколения руководителей, которые продолжат проводимые в стране преобразования», — упоминание этих слов Назарбаева в контексте информационного «нейтралитета» китайских СМИ указывает на понимание «промежуточности» нынешнего правления. Которому, чтобы получить возможность реализовать связанные с ним надежды, предстоит еще «дотянуть» до президентских выборов, которые пройдут в апреле 2020 года. Ведь власть елбасы пока по-прежнему такова, что любой шаг вправо или влево может очень дорого обойтись.

В другом комментарии Синьхуа упоминает о той части инаугурационной речи К.-Ж. Токаева, где говорится о конституционности передачи власти. Для Назарбаева это действительно мощнейший аргумент, который, очень не исключено, уходит корнями в тщательное сравнительное изучение российской практики, например, в досрочную отставку Минтимера Шаймиева с поста президента Татарстана.

Синьхуа также обращает внимание на телефонный разговор, состоявшийся у Назарбаева с Александром Лукашенко. Эмоции белорусского лидера, сожалеющего об отставке экс-президента Казахстана, выглядят вполне искренними. А их происхождение — понятным. Это лишнее подтверждение тому, что событие, так взбудоражившее постсоветскую общественность во второй половине дня 19 марта, далеко не завершено, а его последствия не только сказываться, но и проявляться будут еще долго.

Имеется ощущение, что запущен определенный процесс, дальнейший тренд которого не просто неоднозначен, но и послужит предметом весьма серьезной политической борьбы. Ну что ж: по-другому на переломных исторических рубежах не бывает. Посмотрим.

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2595273.html

22 марта, 2019 - 12:03