империализм

По мнению Тьерри Мейсана, одним из последствий краха сначала двуполярного, а затем и однополярного мира, должен быть возврат эпохи колонизации. Лидеры Франции, Турции и Великобритании публично заявили о приверженности своим давним амбициям. Остаётся определить, какие формы они примут в XXI веке.
Французская империя
На протяжении десяти лет мы заявляли о нелепом стремлении Франции восстановить свою власть над бывшими колониями. С этой целью на должность министра иностранных дел президент Николя Саркози назначил Бернара Кушнера. Он подменил введённые французскими революционерами «Права человека и гражданина» [1] англо-саксонскими «Правами человека». Затем его преемник президент Фрасуа Олланд заявил на пресс-конференции во время Генеральной Ассамблеи ООН, что пора восстановить французский мандат по Сирии. В менее жёсткой форме об этом высказывался и внучатый племянник французского посла Франсуа Жоржа Пико (того самого, что подписывал договор Сайкса-Пико) бывший президент Валери Жискар д’Эстен. Разумеется, стремление президента Эммануэля Макрона продолжать войну в Сирии без участия США следует оценивать с учётом упомянутых высказываний.

Ленинская теория империализма как ключ к пониманию современности.
Уже приходилось отмечать, что у истории и политики не одно, а два измерения. Первое, привычное для нас со школьной скамьи, описывает их как взаимодействие государств, межгосударственных объединений и союзов, а также международных организаций. С этой точки зрения, которая всячески пропагандируется глобальными официозом и СМИ, мир состоит из государств, являющихся главными действующими лицами на международной арене. Ведь именно они заключают двусторонние и многосторонние договоры и вступают между собой в экономические, политические и военные союзы, формируют международные организации и исключительно «добровольно, безо всякого принуждения», передают им часть своих полномочий, а вместе с ними — и суверенитета.
Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что помимо государств, межгосударственных союзов и международных организаций, на политику (и историю как политику, опрокинутую в прошлое) влияют еще и некие транснациональные субъекты. То есть объединения элитных групп, сплоченные едиными, идущими через поколения, интересами. Они выражают позиции и интересы уже не государств, а крупнейших транснациональных банков и корпораций, интересы крупного капитала, которые очень существенно расходятся с государственными интересами.

Тьерри Мейсан анализирует действия Дональда Трампа, направленные на отказ от имперской политики США, исходя из того, какие исторические события он берёт в пример (конституционный компромисс 1789 г., примеры Эндрю Джексона и Ричарда Никсона) и как его политика воспринимается его сторонниками.