MH17

На протяжении последних нескольких месяцев в России и на Украине работала группа немецких тележурналистов-фрилансеров, обычно в составе из четырёх-пяти человек, продававших материалы немецким, австрийским и швейцарским каналам.

Копировать протоколы допросов мне не дают. И показывают, похоже, далеко не всё — но и за это спасибо. Ведь даже резюме для Ангелы Меркель и для секретной комиссии по расследованию Бундестага ещё не готовы: следствие продолжается. Да и сама комиссия ещё не созвана. На этом этапе невозможно оценить круг вопросов и объём предстоящего парламентского расследования.

Российские граждане Виктор Шапинов, Максим Фирсов и Мария Муратова, прибывшие в ДНР по приглашению председателя парламента республики Бориса Литвинова, были арестованы службой госбезопасности ДНР, и поставлен вопрос об их выдаче в руки СБУ. Недавно по запросу Украины эти политзаключённые уже арестовывались в Молдавии, но были высланы домой в Россию.

Сочувствую будущим историкам. Вот, например, солидный немецкий журнал «Шпигель» опубликовал официальную версию немецкой разведки по поводу гибели малайзийского авиалайнера — и взрослые люди серьёзно её обсуждают.

Вводная часть. Вниманию читателя предлагается не некая теория или версия, а скорее попытка суммировать сведения по установленным фактам.

Под трогательным снимком с акции памяти жертв крушения MH-17 в аэропорту Амстердама «Немецкая волна» опубликовала сегодня «новость», которую привожу здесь полностью: «Детективное бюро из ФРГ предлагает 30 млн долларов за информацию о крушении MH-17

До сих пор по поводу катастрофы самолёта авиакомпании «Малазийские авиалинии» я сообщала лишь о том немногом, о чём мне стало известно. Однако постоянные посетители сайта просят рассказать, что я сама об этом думаю, и в данном случае против обыкновения стоит пойти у них на поводу.

В связи с гибелью упавшего в районе Грабово Донецкой области малайзийского Boeing 777, совершавшего рейс Амстердам —Куала-Лумпур, развернулась массированная операция дезинформационного прикрытия. Показательно, что обычно хорошо информированные американские журналисты уже в день трагедии поторопились высказаться в роде: «причину мы никогда не узнаем».