политика

Констатация весьма тревожных тенденций, связанных с теми «игрищами», что затеяны вокруг темы Курил, не отменяет вопроса «Почему?». Почему именно сейчас, в этот самый момент, данная тема вдруг стала обсуждаться после продолжительного затишья?

Кто выносит сор из избы и почему не принимается законопроект о правовом статусе ЧВК.
На днях в отечественных медиа получила широкое распространение новость об обращении в Международный уголовный суд (МУС) «ветеранских организаций» с требованием начать расследование против «организаторов российских ЧВК».

И не напомнить ли Токио, что акт его безоговорочной капитуляции никто не отменял?
О непрозрачности сингапурских переговоров по Курилам Владимира Путина и Синдзо Абэ сказано уже многое. И весьма убедительно, хотя совершенно очевидно, что никаких разъяснений общественность не получит, и что чем больше будет в этой ситуации тумана, тем выше вероятность, что «дело» постараются обтяпать за спиной этой самой общественности.
Скажут: поскольку это прерогатива президента, то он как гарант Конституции никогда не пойдет на то, чтобы проигнорировать волю народа, а социологические опросы по судьбе Курил уже проводились и дали однозначный результат. В соответствии с этим результатом, народ, как единственный источник власти, категорически против передачи и/или торговли территориями, особенно Курильской грядой, судьба которой является показательным символом неизбежного возмездия, которое настигает любого агрессора. Пусть и через сорок лет, прошедших между поражением царской России в Русско-японской войне 1904−1905 годов и разгромом советскими войсками в Манчжурии японской Квантунской армии в августе 1945 года.

Уважаемые читатели, представляем перевод на английский язык статьи 2016 года "Ilya Bronsky. Clean-up by Dirty Methods. Dick Pound. Part.1" на тему "Спорт и политика", где мы пытались разобраться в политических причинах атаки на Россию с использованием допингового скандала.

Кто заинтересован в помещении позорной империалистической бойни в «отечественный» исторический контекст?
Пока «респектабельные» западные лидеры, отсвечивая в отблесках парижского Вечного огня, беспардонно лгут народам и самим себе о причинах кошмара, столетие окончания которого отмечают сегодня, что будто бы война шла за пресловутую свободу-демократию-права-человека, а не за грабеж колоний, передел рынков и прибылей

По зубам ли «константинопольскому ересиарху» путь «из греков» в киевские «варяги»?
Широко обсуждая церковный раскол, актуальная аналитика почему-то упускает из виду такой важный аспект, как выяснение всех обстоятельств того, куда это событие встроено, частью какой «игры» является. Ибо ничего в этом мире, взаимосвязанном не столько глобализацией, сколько стоящими за ней глобализаторами, не происходит случайно, как бы «вдруг». И церковные дела — не исключение, ибо они тесно встроены во вполне себе мирские расклады.
Как всегда в периоды нарастания напряженности, предваряющей переломные моменты, происходит в какой-то мере неконтролируемый выброс разнообразной и противоречивой информации, из которой кое-что можно почерпнуть. Представляется, что в настоящее время идет конкуренция, если не сказать борьба, двух основных сценариев дальнейшего развития ситуации в мире. Первый, проталкиваемый Западом, — это сценарий принуждения России к капитуляции; второй — сценарий успешного сопротивления, сохраняющий статус-кво и подготавливающий контрнаступление.

Бомба, которую не заметили: Как нам пройти между Сциллой и Харибдой нового глобального передела?
В конце августа на сайте правительственной «Российской газеты» появилась небольшая, но очень важная заметка, показательно озаглавленная «Мировой Центробанк» предсказал глубокий кризис из-за торговых войн».

На сколько лет нам нужна Европа, и когда к ней поворачиваться задом?
У раскола, который переживает сегодня Вселенское Православие, и который в обывательском представлении грянул «как гром среди ясного неба», на самом деле, имеются глубочайшие исторические корни.

Кто таскает «каштаны из огня» претендентам на мировую гегемонию?
Покойный ястреб Джон Маккейн после вьетнамского плена, где держался, надо признать, достойно, немного «двинулся» и посвятил мести СССР и России за свое унижение всю свою человеческую и политическую жизнь. Сам того до конца, возможно, не понимая, он незадолго до смерти сформулировал кредо феномена, именуемого «глубинным государством».