Владимир Терещенко

Есть такой стереотип – православная Россия в 1917 году сошла с магистрального пути развития. Нелепое заблуждение. Русский народ, совершив Октябрьскую революцию, вернулся к многотысячелетним «языческим» корням, обрубленным в 988 году насильственной христианизацией.

Иногда коммунизм называют западной идеей, так сказать, по месту рождения Маркса. А меж тем, коммунизм лишь вариант обычного общинного устройства, каковое, например, существовало в дохристианской Руси. Если верить наиболее смелым современным лингвистам, что большинство слов в европейских языках русской языковой природы, то и слово «commune» этимологизируется по-русски: «ко мне», «со мной», то есть вместе, скопом, всем миром, сообща.
Между советским обществом и дохристианской Русью так много общего, что невозможно считать общее случайным. Схожее устройство, схожие символы, схожие ценности. Самый поверхностный взгляд убеждает в этом.

Выдвиженец от партии КПРФ, а также от общественного блока со сверхсложной аббревиатурой ПДСНПСС Павел Николаевич Грудинин уже стал главным сюрпризом предвыборной кампании, хотя на эту роль явно планировали нечто совсем неземное, а точнее, «Инфернальную машину «Ксенью Собчак», как выразился впечатленный Александр Проханов. Каковы перспективы кандидата?

Для начала отметим самые простые основания. ПГ как любой выдвиженец от партии или блока, имеет два различных потенциала – личный и партийный/блоковый. Строго говоря, нужно бы сказать для блокового кандидата про три потенциала, так как блоковый потенциал более сложная субстанция, чем партийный, но пока примем, что их два. Оговорки сделаем позже. Личный потенциал политического новичка высших эшелонов власти ПГ невысок и примерно соответствует рейтингу Сергея Миронова, равному сегодня не более 3%. За справедливороса играет знакомое избирателям имя, а вот ПГ любопытен, напротив, как «темная лошадка».
Партийный потенциал ПГ примерно соответствует рейтингу КПРФ, который едва ли перевалит за 8-10% и то при благоприятных погодных условиях и высокой солнечной активности. Итак, максимальный суммарный потенциал ПГ равняется сумме рейтингов 10+3=13%. При ординарных обстоятельствах на эту цифру и следовало бы ориентироваться самым преданным грудининским фанатам.

Ему брошен вызов. Он не ожидал. Кто, откуда, почему? Все окна зарешечены, а двери заварены, но внутрь проникли и угрожают политической стабильности, раскачивают лодку. И лишь великий Газпром спокоен: «Небывалое бывает», «Невозможное возможно».

Кто же этот выскочка, дерзнувший пошатнуть наши устои, наше все, наше всегда и наше везде? Навальный? Собчак? Грудинин? Да бросьте! У них и в мыслях не было нарушить высочайший покой.
Некоторым последующий ответ на поставленный вопрос покажется странным и даже нелепым, и все-таки мы беремся утверждать, что речь идет… о президенте Путине.
- Позвольте, скажете вы, не может же человек бросить вызов самому себе.
Да, чаще всего это так. Но тут совершенно особый случай. Никто и не думал бросать себе какой-то там вызов. Вызов образовался сам собой. Сложился из поступков, ходов, идей и решений. Загадочным образом отделился, консолидировался, сфокусировался. Обзавелся помощниками, спонсорами и практически материализовался в качестве противостоящей силы. И если нашего основного кандидаты в президента зовут Путин, то того второго, посмевшего кинуть вызов, за неимением официального имени и статуса, назовем пока Хитрый Путин, то есть, П. и, соответственно, ХП.
Черт возьми! А не сложится ли у читателя впечатление, что мы намекаем на нездоровое раздвоение личности нашего лидера, именуемое в народе шизофренией? Нет и еще раз нет!

Воспевание малого бизнеса – почетная обязанность адептов рыночной экономики, малый бизнес - ее прелюдия и кода. Все гиганты рынка проросли из простого и малого, как кедр из кедрового орешка или писатель из гоголевской «Шинели». Малый бизнес надлежит холить и лелеять – в этом миссия демократии и рыночной экономики.

Гражданская война заканчивалась. Красные теснили белых по всем направлениям, на освобожденных территориях образовывалась неясная советская жизнь. Обнаружилась нежданная проблема: босоногая, чумазая, голодная, вшивая – детская беспризорность. Пятно на светлом будущем, на небольших завоеваниях советской власти.
Беспризорность таила в себе пугающие тайны. В книге-исследовании профессора уголовного права Михаила Гернета «Преступный мир Москвы» начала 20-х приводилась статистика беспризорности. На улице дети «взрослели» быстро: начали посещать притоны с 7-10 лет – 17%, 11-12 лет – 10%, 13-14 лет – 23%, пить: с 7 до 10 лет – 20%, 11-12 лет – 13%, 13-14 лет – 23%, нюхать кокаин: с 7 до 10 лет – 20%, 11-12 лет – 10%, 13-14 лет – 27%, в половое сношение вступали: с 11 до 12 лет – 7%, 13-14 лет – 17%.

На будущее мира наползала туча.

Лишние дети

Впервые о беспризорности в России задумались при Петре Великом, уж больно великой она стала. Страна вздыбилась медным всадником, потеряв до четверти населения и породив беду невиданного масштаба. Пожизненное рекрутирование в солдаты, крепостное право, зараза иноземщины.

Дорогой господин физик!

Разумеется, я уважаю Вашу точку зрения. И Вы во многом правы. Бесхозяйственности в СССР было хоть отбавляй, и неправильно использовать труд профессора не по назначению. А уж свою картошечку любой вырастит хорошо, не как какой-нибудь колхоз.

Это государство просуществовало 69 лет 11 месяцев и 28 дней. Более четверти века зубоскалы потешаются над ним. «Вы еще в зал не вошли, а уже хари свои ржать приготовили». Камеди-клаб и Петросян-шоу в одной фанине. Между тем, за свою короткую историю Союз дал миру столько новых подходов, идей, приемов и решений, что изучать их полезно хотя бы для развития мозгов и воображения. Тут и целого НИИ мало. Но пока его нет, попробуем этот опыт исследовать самостоятельно.

С самого основания нашей стране пришлось во всем быть пионером, идти своим путем, создавать с нуля, изобретать, проектировать, моделировать. Система управления, структура общества, принципы его организации, функционирование всего государственного комплекса. Не было в истории примеров для подражания, не было и в теории. Маркс обманул чаявших справедливого завтра. Обнадежил: «Призрак бродит по Европе…» и тут же начал путаться в показаниях. В деталях обсосал теорию капитализма, убедил всех, что за ним неминуемо грядет коммунизм, и потребовал зачем-то монархии заменить прогрессивным буржуазным строем. А там, дескать, предпосылки созреют, производительные силы войдут в контры с производственными отношениями, и пролетарии смекнут: «ага, терять-то нам нечего, кроме цепей». Испугается капитализм и рухнет.

Есть такой короткий анекдот: если ничего больше уже не помогает, прочтите, наконец, инструкцию! Прежде чем говорить о генетической, трансцендентной и какой там ещё ненависти европейцев к России, возьмите, наконец, в руки географическую карту!

Византия не просто наша учительница, какой-то исторический пример, который можно изучать и на который можно как-то опираться, а это наша, можно сказать, мать-кормилица, потому что от Византии мы впитали те духовные соки, которыми, собственно, и живем уже вторую тысячу лет.