Владимир Терещенко

Есть такой короткий анекдот: если ничего больше уже не помогает, прочтите, наконец, инструкцию! Прежде чем говорить о генетической, трансцендентной и какой там ещё ненависти европейцев к России, возьмите, наконец, в руки географическую карту!

Византия не просто наша учительница, какой-то исторический пример, который можно изучать и на который можно как-то опираться, а это наша, можно сказать, мать-кормилица, потому что от Византии мы впитали те духовные соки, которыми, собственно, и живем уже вторую тысячу лет.

Здравствуйте.

Честно говоря, удивило опубликованное Вами письмо с комментариями на статью "Белее белого".
Кстати, спасибо за нее - один из немногих реальных взглядов на заявленную проблему и на удивление адекватный.

Добрый день, Татьяна! Мне кажется, в статье "Белее белого", помимо ссылки на более чем странного персонажа, относимого узкими специалистами к лжеучёным, присутствует ряд неточностей, а именно: "Оставшиеся здесь роды – русы, наши прямые предки."

В чем причина западной русофобии? Этот вопрос почти ежедневно обсуждается экспертами на нашем телевидении, перебираются разные варианты. Славяне позднее других влились в европейскую семью и потому хуже развиты. Русские варварски агрессивны, что пугает, напрягает и вынуждает. По-любому европейцы как бы старше, как бы разумней, как бы цивилизованней, а потому постоянно драть недоросля за чупрын они обязаны.

Русофобия известна давно. Еще Достоевский писал про европейцев: «Эти люди ненавидят нас, так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, … за все ненавидят». Британский историк и философ Джозеф Тойнби даже нам сочувствовал: «Хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства, пожалуй, действительно отражают, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада — агрессорами много чаще, чем наоборот… из-за упрямой приверженности чуждой цивилизации».

Говорят, Запад выиграл «холодную войну». Называют причины – преимущества капитализма, демократии и свободного рынка перед плановой экономикой и авторитарным управлением. Почему же победитель сегодня так жалок?

Искать другие причины излишне - ассортимент широк, каждый выберет по вкусу. Отметём две лживые: 1)СССР никогда не сидел на нефтяной игле (в 1988 г. валютная выручка от продажи нефти в ВВП составляла 0,59%) и 2) гонка вооружений не поколебала сбалансированный советский бюджет (6-7% от ВВП по данным ЦРУ). А так примем факт – распался и распался. Запад всегда боролся с Россией – и до 17 года, и после 91, и в промежутке. Просто, к генетической ненависти к русским добавился биологический ужас уничтожения непостижимой Советской Россией. Пришлось напрягать все силы, свои и чужие.

Где Запад?
Кого называть «Западом»? Культурные идентификаторы бесполезны. Италия, Франция, Германия с Леонардо, Вольтером и Гете – забытое прошлое, информационное сырье для рекламы аукционных домов «Кристи» и «Сотбис».

Недавно лидеры G-20 посетили Гамбург. Поглядели в объективы, послушали музыку, потрогали Трампа, понюхали антиглобалистов. Итог: с торговлей надо помягше, а на мигрантов смотреть ширше. Но главное – только бы не было протекционизма!

Ближний Восток пылает, Африка голодает, Европа трещит по швам, мир изнывает от долгов и наркотиков, климат лютует, но для лидеров главное – чтобы не никто не пытался защищаться и отделяться.

Их помыслы – дело психоаналитиков или прокуроров. Но пока они на своих местах, стоило б подумать, как нам-то спастись, как выбраться из G.

Мы попробуем увидеть мир, ориентированный на жизнь и развитие. Такой мир начинается с… протекционизма. Вспомним два частных случая, осмеянных либералами, но от того не менее ценных в качестве моделей – Куба и Северная Корея. Эти страны, без природных ресурсов, более полувека в жесточайшей экономической блокаде не только существуют и выживают, а имеют очевидные успехи мирового уровня – кубинская медицина и корейский ракетно-ядерный хайтек. Они не сами отгородились, а живут в вынужденном «протекционизме», и черт им не брат. Добровольная свободная бедность вместо рабства грабительского капитала.

Прошло десять дней после выборов президента США, пыль осела, но недоумение не проходит. Почему Трамп? Зачем Трамп? А странного-то ничего и нет: белая Америка выбрала белого президента. Голубоглазый и статный, как Клинт Иствуд, прямой и грубый, как техасский фермер, семейный и патриотичный, как сама Америка, хитрый и любвеобильный, как ее тайные мысли, успешный и самодостаточный, как ее главная мечта. Магнат, миллиардер, соль земли.