Франция

100 дней Макрона: французская пресса об успехах и провалах президента
"15 августа исполняется сто дней с момента избрания Эмманюэля Макрона президентом. И, несмотря на то, что сам Макрон еще перед выборами объяснял журналистам, что не верит в «теорию первых ста дней», во время которых закладывается успех или провал всего пятилетнего президентского срока

Французы с тревогой начинают понимать, правда с опозданием, что недостаточно знают своего президента Эмануэля Макрона. Сравнивая его последние заявления и дела с тем, что было сказано в отчёте, направленном им в 2008 г. в Комиссию по стимулированию экономического роста Жака Атали, Тьерри Мейсан выясняет, куда ведёт Францию партия «Вперёд!».
Последние два года президентства Жака Ширака, после того, как у него случился инсульт, два его министра Вильпен и Саркози то и дело, что грызли друг друга. Франция стала неуправляемой. Следующие два президента Николя Саркози и Франсуа Олланд тоже не смогли должным образом исполнять президентские обязанности. В итоге, французы привели в Елисейский дворец Эмануэля Макрона, считая, что этот властолюбивый парень сможет крепко держать бразды правления.

В противоположность прошлым выборам, на выборах 2017 г. фундаментальные проблемы не обсуждались. За исключением всего-навсего того, что мелкие кандидаты (то есть те, кого не поддерживали крупные партии) выступали против Европейского союза, тогда как более весомые из них возносили его до небес. Лейтмотивом этой кампании стало осуждение предположительной коррупции политического класса и в частности её главного кандидата Франсуа Фийона, что характерно для «цветных революций».

И как всегда в подобных случаях, публичное мнение одно и то же - «долой!». Всё, что было раньше, - это коррупция, а всё новое будет добрым и справедливым. Однако ни одно из выдвинутых обвинений не было доказано.

Марин Ле Пен, французский политик и адвокат, президент Национального фронта, в специальном интервью с Батистом Леграном, корреспондентом L'Obs, раскритиковала Эммануэля Макрона, избранного президентом Франции, за его роль в определении Саудовской Аравии в качестве места проведения G20 в 2020 году.

Из списка просто так сложно понять, кто же реально управляет четвертой по объемам добычи нефти компанией в мире. Небольшой процент владения акциями Groupe Bruxelles Lambert SA не означает, что ее влияние на принятие решений мало. Оно выше, чем, скажем, у центрального банка Норвегии Norges Bank (очень интересный банк, можно сказать, уникальный, ко всему прочему еще и портфельными инвестициями занимается)

03 июля Иран подписал соглашение с французской компанией "Total" и китайской национальной нефтяной корпорацией CNPC о разработке 11-ой фазы иранского газового месторождения "Южный Парс".
«Ожидалось, что сделка будет подписана несколько недель назад, но, по-видимому, процесс доработки деталей занял больше времени, чем ожидалось.
Ранее, в ноябре, "Total" и CNPC подписали предварительное соглашение с NIOC о разработке месторождения. "Total" владеет 50,1 процентами в проекте разработки 11-ой фазы "Южного Парса", CNPC владеет 30 %, а "Petropars" - 19,9 %. Морское месторождение было впервые открыто в 1990-х годах, и "Total" была одним из крупнейших инвесторов в Иране до тех пор, пока в 2006 году не были введены международные санкции из-за ядерной программы Ирана.
"Total" решила вернуться в Иран и разработать 11-ую фазу проекта "Южный Парс", который будет стоить до 5 миллиардов долларов»
Тотал на собственном сайте уточняет.
"...Проект будет иметь производственную мощность 2 млрд. куб. футов в сутки или 400 000 баррелей нефтяного эквивалента в сутки, включая конденсат. Добытый газ будет поставляться на иранский внутренний рынок в 2021 году.

Сделка Total с Ираном очень интересна. Глава Total Патрик Пуянне (Patrick Pouyanné) не только ученик Кристофа де Маржери, но и представитель команды Франсуа Фийона, с которым работает, как минимум с 1995 г.
В свою очередь, с Ф. Фийоном очень грамотно и не первый год строит отношения В.В. Путин .
Со стороны Ирана сделку подписывал министр нефти Биджан Намдар Зангане, который не первый год конкурирует с интересами КСИР.
«Южный Парс» разрабатывался Khatam-al Anbiya, т.е. КСИР.
Теперь это будут делать Total и китайская CNPC.
Т.е. эта сделка - это не достижение Э. Макрона, КСИР и China Lobby, - это осуществил другой альянс.
Почему со стороны США была дана «отмашка»? Потому что специальный прокурор, который расследует связи Д. Трампа с Россией, - Роберт Мюллер – одноклассник и многолетний коллега Джона Керри по переустройству той части мировой финансовой системы, которая связана с легализацией средств от глобального наркотранзита .
Роберту Мюллеру есть о чем говорить с президентом США и его семьей. Поэтому сначала состоялась сделка Катара с Boeing, а теперь и сделка Total с Ираном. Возникает вопрос – не была ли предвыборная накрутка имиджа Д. Трампа, как «лучшего друга России», спланированной кампанией для того, чтобы теперь президент США был на «прицеле» Р. Мюллера?

Team Rubicon - американская общественная организация, основанная в январе 2010 года двумя отставниками из Корпуса морской пехоты США – разведчиком Уильямом Макналти (William McNulty) и снайпером Яковом Вудом (Jacob Wood). За плечами каждого из них боевой опыт, полученный в Афганистане и Ираке. Цель организации – использование опыта ветеранов боевых действий для развертывания работ в зонах стихийных бедствий (пресечение паники, полевая медицина, работа в команде в условиях ограниченных ресурсов и т.п.).
В 2013 году, фактически сразу после своей отставки из ЦРУ, в Консультативный совет Team Rubicon пришел Дэвид Петрэус. Кроме того в совет входит и Стэнли Маккристал, не смотря на все свои разногласия с «Царем Давидом».

"Во Франции готовится конференция по поводу референдума в Курдистане
Чиновник из правительства Южного (Иракского) Курдистана заявил, что во французском сенате будет проведена конференция, посвященная проведению референдуму о независимости Южного Курдистана.

Итак, президент Российской Федерации Владимир Путин встретился в Версале с марионеткой ТНК и «Атлантического сообщества», вроде бы как президентом Франции Эммануэлем Макроном. Переговоры шли три часа. Явно, что разговор получился чрезвычайно сложным. В конце концов, Макрон говорил не только за себя, но и за своих истинных хозяев.