Тьерри Мейсан

Все считали, что МУС не вправе преследовать сирийских официальных лиц после того, как Китай и Россия наложили вето на предложенную Западом резолюцию по этому вопросу. Но нет. С помощью юридических уловок предполагается обойти принятое СБ ООН решение.

Для борьбы с экономическим кризисом Турция экономически сближается с Китаем, тем не менее, она публично осудила репрессии уйгуров, основываясь на ложной информации. Пекин на это почти никак не отреагировал. Всё происходит так, словно после ликвидации ИГИЛ в Сирии и Ираке, Анкара возобновляет совместно с ЦРУ тайные операции, но на этот раз в китайской провинции Синьцзян.
Последние несколько недель турецкая пресса не перестаёт обсуждать положение уйгуров в Китае. Уйгуры – это туркоговорящие мусульмане, проживающие на территории Китая.
Оппозиционные политические партии, включая кемалистов, осуждают, стараясь друг друга перещеголять, якобы имеющие место репрессии уйгуров и их религии ханьцами.

Чтобы противостоять кризису, который разразился в Венесуэле и уже даёт о себе знать в Никарагуа и Гаити, его нужно тщательно проанализировать. Тьерри Мейсан рассматривает три возможные гипотезы, и приводит аргументы в пользу одной из них, ссылаясь на стратегию Соединённых Штатов и на то, как она ими реализуется.
Сегодня Венесуэла разделена на два лагеря: тех, кто поддерживает конституционно избранного президента Николаса Мадуро и тех, кто за председателя Национальной ассамблеи Хуана Гуайдо.

Соединённые Штаты готовятся реорганизовать Ближний Восток без участия своих военных. Они намерены воспользоваться просчётами, допущенными Ираном за последние пять лет, и создать военный альянс иудеев с суннитами, направленный против шиитов и прозванный в прессе «арабским НАТО».

Отказался ли президент Трамп проводить в США политические перемены? Поддался ли он прежнему правящему классу? За последние два месяца его администрация обновила руководящий состав Африкома, Центкома и Южкома.

По мнению Тьерри Мейсана, одним из последствий краха сначала двуполярного, а затем и однополярного мира, должен быть возврат эпохи колонизации. Лидеры Франции, Турции и Великобритании публично заявили о приверженности своим давним амбициям. Остаётся определить, какие формы они примут в XXI веке.
Французская империя
На протяжении десяти лет мы заявляли о нелепом стремлении Франции восстановить свою власть над бывшими колониями. С этой целью на должность министра иностранных дел президент Николя Саркози назначил Бернара Кушнера. Он подменил введённые французскими революционерами «Права человека и гражданина» [1] англо-саксонскими «Правами человека». Затем его преемник президент Фрасуа Олланд заявил на пресс-конференции во время Генеральной Ассамблеи ООН, что пора восстановить французский мандат по Сирии. В менее жёсткой форме об этом высказывался и внучатый племянник французского посла Франсуа Жоржа Пико (того самого, что подписывал договор Сайкса-Пико) бывший президент Валери Жискар д’Эстен. Разумеется, стремление президента Эммануэля Макрона продолжать войну в Сирии без участия США следует оценивать с учётом упомянутых высказываний.

Пентагон, несмотря на объявленный президентом Трампом вывод войск из Ближнего Востока, продолжает реализацию плана Рамсфельда-Цебровски.

Приверженцы доктрины Цебровски продолжают свою шахматную игру. Если их вынудят прекратить войны на Ближнем Востоке, они продолжат их в Карибском бассейне. С этой целью Пентагон намерен физически устранить законно избранного главу государства и внести раздор между странами Латинской Америки.
Новый советник по Национальной безопасности США Джон Болтон приступил к реализации проекта Пентагона по ликвидации государственных структур в Карибском бассейне.

Все помнят, что после событий 11 сентября министр обороны США Дональд Рамсфельд создал «Бюро трансформации силы» (Office of Force Transformation), во главе которого был назначен адмирал Артур Цебровски. Его миссия состояла в реформировании американских вооружённых сил для выполнения ими задач финансовой глобализации. Речь шла об изменении военной стратегии по разрушению государственных структур регионов, не включенных в глобальную экономику. Первый этап этого плана состоял в расчленении «Большого Ближнего Востока». А на втором этапе предусматривалось сделать то же самое в Карибском бассейне. План предусматривал разрушение около двадцати островных и прибрежных государств, за исключением Колумбии, Мексики и, по возможности, британских, американских, французских и нидерландских территорий.

По мнению Тьерри Мейсана, французы - первые в Европе, кто сталкивается с последствиями финансовой глобализации сразу, как только выходит из дома. И хотя они этого не осознают и считают, что их проблемы исключительно национальные, тем не менее, враг у них тот же самый, что уничтожил Великие Африканские озёра и часть Большого Среднего Востока.